де Альда
Моя жизнь - точно необкуренная трубка: я все еще не обжила себя...
Кажется, у меня начинается кризис среднего возраста.
Мне почти тридцать... ну ладно, без полутора месяцев 28 лет, а я всё прое... хм... про... блин, есть цензурный, но настолько же эмоционально наполненный синоним слова "проебать"? :apstenu:
У меня нет семьи и детей, и я даже не знаю, хочу ли я вообще детей, потому что не представляю, как такая тупая инфантильная идиотка, как я, может воспитывать настоящего живого ребёнка. Если бы у меня была хотя бы твёрдая позиция "не хочу", это бы уже было хоть что-то. И да, у меня нет семьи, потому что для родителей я уже не семья, а Андрей всё даёт крайний срок на "исправиться и стать нормальной", хоть и отодвигает его раз за разом.
У меня нет работы. "Бизнес" разваливается, но я не хочу его продавать, потому что это важно для моих родителей, правда важно. Раз уж я не могу дать им внуков и повод гордиться мной, так может хоть последнее, чем они таки могли гордиться, не отберу. И долги, долги, долги... Я уже устала об этом думать и не хочу снова об этом писать. А на "нормальной" работе я просто не смогу работать. То ли я правда настолько инфантильная бессмысленная тварь, то ли ещё что... Я устала смертельно и приходила в себя два дня после похода на дурацкую "con.версию". Если мне нужно в супермаркет за многопокупок, я отхожу потом до вечера, чувствуя себя так, как будто бежала марафон и сдала пять госэкзаменов. А уж если бы мне каждый ведь пришлось общаться с людьми...
Я не хорошая домохозяйка. У меня страшный бардак, у меня воспаляется и до крови трескается кожа после мытья двух тарелок, доски и ножа или после протирки пыли на одной полке. После чистки раковины кожа местами ещё и слезает, и нет, перчатки не помогают, потому что в них руки потеют, а собственный пот раздражает не хуже посудомоечного средства. Кстати, трещина куда больнее, чем просто порез. И это всё с антигистаминами, без таблеток всё ещё и ужасно чешется. Но вообще-то всё это отговорки, хотела бы по-настоящему, делала бы, несмотря на боль. Так что я ещё и ленивая тварь, а не просто бессмысленная.
Я не развиваюсь. Не учу иностранные языки, не пытаюсь рисовать, или петь, или фотографировать, или шить... Да, у меня нет талантов, но даже если талантов нет, нужно хоть как-то пытаться их развить, а не быть... да, опять бессмысленной тварью.
Я не пытаюсь стать менее уродливой. Я не могу нормально сидеть на диете, потому что ленивая тварь и потому, что, вероятно, слишком себя люблю, и через неделю без вкусного, начинаю реветь по любому поводу. И на этом всё. Достаточно того, что я не худею, это уже преступление, это уже даёт любому человеку право плюнуть в меня, оскорбить или унизить. И они будут правы, потому что жирные бабы - не люди.
У меня ужасный характер, я дёрганная, я нетерпимая, и психую на любое чужое мнение. Ну просто на любое, не важно, говорит ли мама Андрея, что лекарства - зло, и надо лечиться травками или я читаю в интернете мнение, что надо запретить контрацепцию. Или когда папа говорит, что "иностранную" еду надо запретить, а "наши родные картошечка и пельмешки" - единственно вкусное в мире. Хуже всего, что меня это действительно расстраивает и дёргает, и я чувствую себя несчастной.
Кстати, я всегда чувствую себя несчастной. Я запуталась и даже не знаю, с какой стороны из этого всего выпутываться.
Я была бы ужасна рада, если бы можно было меня "вывернуть" каким-то чудом, - не знаю, может, гипнозом, промывкой мозгов, НЛП каким-нибудь, ещё чем-то. Я согласна была бы лишиться этой своей "личности", чтобы стать хорошей: худеющей стойко и до упора, работящей по дому и на любой наёмной работе безропотно и с радостью (да, я была бы счастлива, если бы вдруг смогла наслаждаться уборкой и мытьём посуды!), покорной и смиренной - и не важно, что бы мне говорили или как бы со мной обращались, развитой и способной поддержать любой разговор, если кому-то это вдруг захочется, быть идеально послушной всем, кто выше меня - мужу (если таковой будет), родителям, начальству. Чтобы Андрей смог со мной сосуществовать и получать от этого удовольствие. Чтобы родители могли мной гордиться. Чтобы я не чувствовала постоянно, что мне больно жить.
Иногда мне ужасно хочется упороться в какую-нибудь религию, чтобы думать, что уж бог-то меня точно любит и поможет. Но у меня не получится искренне в это верить.
Я очень устала, ужасно просто устала, несмотря на то, что ничего не делаю.
Мне очень желанным кажется выход просто сдохнуть. Но... Во-первых, коты. Никому они не нужны. Да, Андрей бы забрал Тришу, он её любит и не бросит. Мама забрала бы Рыжего и Маньку, но папа точно не разрешит и маме его не уговорить. Тогда котов усыпят. А я так не могу, они - единственное, что у меня есть и единственное, что для меня ценно. Во-вторых, я ужасно боюсь, что передумаю в процессе, а умирать в ужасе очень не хочу.
...и таким образом я в полном, окончательном и бесповоротном тупике. Всё.

@темы: Жопа